Йольфа
А вот выход, коллега, там же, где и вход: из игры пора валить!
Название сборника ссылается на песню Akira Yamaoka feat. Mary Elizabeth McGlynn - Acceptance.



Download Acceptance for free from pleer.com


Acceptance

Автор: Йольфа
Фэндом: Final Fantasy XV
Пейринг: Промптис
Предупреждения: AU, OOC, Дарк

Кр. описание: Сборник дарковых (в той или иной степени) драбблов по финалке.

Прим. автора: Осторожно! В данном сборнике обитают агрессивные спойлеры!




Kein Zurück

В тишине тронного зала дыхание Промпто звучало оглушительно громко. Лучи восходящего солнца проникали сквозь разломы в стенах, мягко освещая окружающую обстановку.

Впервые за десять долгих лет.

Промпто стоял на краю лестницы, слепо смотря выше, туда, где свое место занял его король. Ноктис сидел на троне, облокотившись о его спинку, и на первый взгляд можно было бы подумать, что он спит, уставший после долгого боя. Промпто закрыл глаза и на секунду услышал его: чужое дыхание, спокойное и размеренное, как и положено спящему. Но это была лишь иллюзия, игра его разума.

Конечно же только она.

Всхлипнув – сухо, без слез – Промпто сделал шаг вперед, преодолевая сковавшие его боль и страх. Луч солнца упал на лицо Нокто, даже в смерти сохранившее на себе выражение спокойной уверенности. Свет мягко обтекал формы, создавая изломанные тени на полу и стенах. Было в этой картине что-то глубоко сокровенное, спрятанное от глаз непосвященных, слишком личное, чтобы кто-то чужой мог понять.

Под сапогами хрустели пыль и осколки старого мира, когда Промпто поднимался по разбитой войной и временем лестнице. Всем своим естеством он ощущал на себе чужой взгляд, но, оглядевшись, увидел только пустоту. В этом не было ничего удивительного, ведь во всем городе их осталось только трое. Но Игнис с Гладио уже ушли, не в силах выдержать картины места упокоения их друга. Их брата.

Промпто остался самым спокойным из всех. Его слезы кончились еще там, за полуразрушенной стеной Инсомнии, в достатке выплаканные за последние десять лет. Мучительные годы ожидания и слепой веры. Трудно было представить, что их срок истек всего несколько дней назад, когда Ноктис вернулся, восставший из пепла. Он подарил людям надежду. Промпто отчётливо помнил, как был счастлив увидеть своего короля – и как мучительно больно позднее было узнать, какая участь тому уготована. Нестерпимо хотелось остановить Нокто, не пускать его... не дать ему пожертвовать собой ради них.

Лучше вечная ночь, чем мир, где ты – мертв.

Но эгоизм всегда был непозволительной роскошью для них. Промпто печально улыбнулся, наткнувшись взглядом на осколок статуи. Десять лет назад этот зал произвёл на него поистине неизгладимое впечатление. Средоточие величия и силы королевства – даже стены здесь казались выше и прочнее, чем оно было на самом деле. Впервые переступив порог этого зала, он, впечатлительный мальчишка, вновь почувствовал себя маленьким ребенком, слишком открытым перед чужим изучающим взором. Только тепло чужой руки, ненавязчиво сжавшей его ладонь, не позволило ему струсить тогда, позорно сбежав из замка.

Ты всегда был рядом, когда я нуждался в тебе.

Потерявшись в собственной памяти, Промпто пропустил тот момент, когда вплотную приблизился к трону. Расфокусированный взгляд рассеянно скользнул по знакомо-незнакомому лицу, невольно цепляясь за мелкие порезы и ссадины. Те густо испещряли кожу – не только лицо, но и руки были покрыты полузажившими ранами. Промпто взволнованно прикусил губу и сделал последний шаг, становясь напротив. Тихо зашуршали полы плаща Ноктиса, задетые его сапогом. Промпто досадливо поморщился и вновь бросил взгляд назад – на дверь, за которой скрылись его друзья.

Какая-то часть его хотела, чтобы они вернулись. Чтобы поддержали его, не позволили...
Но он был благодарен их уходу. Тому, что произойдёт здесь вскоре, не нужны свидетели. Промпто чувствовал себя виноватым перед ними, но знал – они поймут.

Не могут не понять.

Промпто лишь надеялся, что Гладиолус поможет Игнису справиться с тем чувством, что отпечаталось на его лице, когда двери тронного зала открылись перед ними. Невозможно было даже представить, что сейчас ощущает тот, кто отдал все: время, силы, зрение – с единственной целью заботы о принце. Игнис действительно любил Ноктиса, возможно, сильнее, чем любой из них. Он был тем человеком, на чьем плече Ноктис оплакивал смерть своего отца. Порой Промпто даже завидовал ему. У Игниса было уважение Нокто, его доверие и та открытость, которую никто больше не смог заслужить. Они были... семьей. Настоящей семьей, о которой так мечтал Промпто всю свою жизнь.

Он бы многое отдал, лишь бы стать её частью.

Промпто рвано выдохнул и быстро заморгал, прогоняя непрошеные слезы. Глупо было мечтать о несбыточном. Для Ноктиса он всегда был другом – лучшим другом, которому не боязно подставить спину, и на чье плечо всегда можно опереться, – но и только. Хотя Промпто был благодарен и за это. Иногда он позволял себе мечтать о том, что было бы, признайся он в тех чувствах, что жили в нем, кажется, всю жизнь – но сейчас он был рад, что не сделал этого. Ноктис был слишком… Ноктисом. Даже не приняв его чувства, он принял бы ответственность за них – и, несомненно, эта ноша отравила бы его жизнь.

Поэтому Промпто ни о чем не жалел. И сейчас, стоя на коленях перед троном и прижимаясь лбом к холодному камню, он чувствовал – так правильно. Все происходило именно так, как и должно. Подняв голову, Промпто взглянул на своего короля и грустно улыбнулся. Он никогда не произнес бы это вслух, но маска смерти была Ноктису к лицу. Белый и застывший, как фарфоровая статуя самого себя, он притягивал взгляд. От ледяной, вызывающей первобытный страх красоты перехватывало дыхание, а сердце будто билось где-то в горле. Промпто прерывисто вздохнул и дрогнувшей рукой провел по холодной щеке.

Едва ли в этом мире найдется что-то прекраснее него.

Пистолет привычно лег в руку, даря приятное ощущение умиротворения. Верный спутник, не раз спасавший его жизнь за последние десять лет – было что-то горько ироничное в том, что именно ему предстоит забрать ее. Говорят, будто хорошее оружие никогда не навредит своему хозяину, но что, если это – единственно возможный для них путь?

Промпто Аргентум умер тогда, когда сердце его короля перестало биться. Кто-то обвинил бы его в излишней пафосности, но он не мог изменить того, что чувствовал. Того, как он чувствовал.

Дуло уперлось в грудь – ровно напротив сердца – а палец обыденно лег на спусковой крючок. Промпто прикрыл глаза и, замерев, отсчитывал биение пульса в висках. Усилием воли ему удалось успокоить сорвавшееся с ритма сердце.

Равнодушный к его страху металл даже сквозь одежду холодил грудь. Он ощущался настолько реальным, будто пытался заставить Промпто понять – пути назад больше не будет. Это билет в один конец.

Но Промпто знал это. Он осознавал и принимал свою судьбу, потому что не видел для себя альтернатив. Что бы ни было после них, ничто не будет иметь значения в мире, где тот, ради кого ты жил – мертв.

Щелчок предохранителя прозвучал слишком громко в окружающей тишине, но Промпто не заметил этого. Он в последний раз смотрел на своего короля, любовался им, стараясь запомнить каждую деталь. Возможно, в следующей жизни они встретятся вновь, и тогда именно это предсмертное видение не позволит ему вновь упустить свой шанс. В последний раз улыбнувшись, Промпто нажал на курок.

И наступила тьма.


Название драббла ссылается на песню Wolfsheim - Kein Zurück.



Download Wolfsheim Kein Zuruck for free from pleer.com



Super Psycho Love

Ноктис с легким сожалением выпустил меч из рук, позволив тому развоплотиться. Девушка, лежащая перед ним на траве, удивленно смотрела в небо пустыми мертвыми глазами, а кровь из проткнутой насквозь груди уже не вырывалась толчками – просто медленно сочилась, продолжая пропитывать землю. На ее лице навсегда застыла легкая, немного флиртующая улыбка – и от ее вида в груди Ноктиса зарождалось глухое раздражение. Он пренебрежительно скривил губы и пинком перевернул мертвое тело на живот. Вся спина девушки была пропитана кровью, а некогда прекрасные пшеничные волосы свалялись в отвратительную багровую паклю. Сплюнув на землю, Ноктис прислушался и удовлетворенно усмехнулся. Вдалеке слышалось тихое рычание привлеченного запахом свежей крови хищника – а это значило, что на этот раз ему не придется заморачиваться с трупом. Бросив последний взгляд на девушку, Ноктис слитным движением развернулся и направился обратно к городу. Сегодня ему действительно необычайно везло. Не только с тем, что нашелся зверь, согласный полакомиться его добычей, но и с самой жертвой, послушно пошедшей за ним всего после пары улыбок и не сопротивлявшейся своей участи. По сути, даже не понявшей ее. Конечно, это лишило Ноктиса удовольствия наблюдать тот миг осознания, что всегда завораживал его, но выбирая между этим и тем, что ему не придется вновь самому стирать свою рубашку, он предпочтет второе.

Город встретил его шумом толпы, вразнобой снующей по узким улочкам. Люди жили своей жизнью, даже не догадываясь, что смерть только что забрала одного из них. Они узнают об этом не сразу, но даже когда до них дойдет – мало кто будет близок к пониманию того, что произошло на самом деле. Ноктис наблюдал это достаточно раз, чтобы знать наверняка. Кто-то решит, что девушка сбежала из города в поисках лучшей жизни; кто-то – что ее похитили злые Нифльхеймские магитехи. Более рациональные предположат, что девчонке не повезло встретить хищника – и лишь единицы догадаются, что убийцей был человек. Но даже они не смогут ничего сделать – ведь Ноктис не оставляет улик и свидетелей, способных даже косвенно указать на его участие.

Пожалуй, помимо него, только один человек будет знать правду о случившемся. Да, он будет знать – но продолжит молчать и улыбаться. Ведь именно он – тот, кто повинен в смерти очередной дурочки, которая просто захотела развлечься. Иногда Ноктис сомневался – кто из них двоих настоящий психопат? Он, топящий в крови свою ревность, или тот, кто раз за разом умышленно выпускал этих демонов на волю?

Этот вопрос нередко звучал в его голове, но, как и всегда, Ноктис выкинул его, не желая слишком углубляться. Кто-то назовет это проявлением трусости, но разве люди, совершая какие-то обыденные действия, пытаются найти в них глубинный смысл? Осознать их первопричину? Нет, они просто делают то, что делают – бездумно и механически. Не вина Ноктиса, что его обыденность отличается от их общепринятой морали. Это в первую очередь их проблемы.

Он продолжал идти, сливаясь с движущейся толпой, туда, куда вела его интуиция. Это было сродни инстинкту, неизвестно откуда и когда приобретенному, и как ищейка следует за запахом своей добычи, он следовал за своими чувствами, которые тянули – всегда – лишь к одному человеку.

Промпто нашелся на потрепанных временем качелях, противно скрипящих от каждого движения. Он полулежал, облокотившись о ручку, и сквозь полуприкрытые веки наблюдал за происходящим на экране своего мобильного. Промпто, кажется, не замечал ничего вокруг – иначе бы не вздрогнул, когда тень подошедшего Ноктиса неожиданно упала на его лицо. Подняв глаза, он широко улыбнулся. В его глазах застыло то ехидное выражение, за которое Ноктису всегда хотелось его ударить. Показательно втянув носом воздух, Промпто облизнул пересохшие губы, и его улыбка переросла в ядовитую усмешку.

- Хорошо развлекся?

Этот вопрос, заданный тихим вкрадчивым голосом, прошил насквозь, вызывая мурашки по спине. Ноктис почувствовал, как его губы расползаются в улыбке, наверняка со стороны выглядящей безумно. Он слышал этот вопрос тысячу раз – и услышит еще больше – это было их традицией. Так же как и все происходящее последние несколько часов. Нечто неизменное, незыблемое. Их кредо. Ноктис прекрасно осознавал, насколько неправильными были их игры.

Но не то чтобы он собирался отказываться от них.

- Чего-то не хватает, - хрипло ответил он, зарываясь пальцами в золотые волосы Промпто. – Для полного удовлетворения.

Промпто тихо рассмеялся, откидывая голову назад, подставляясь под незатейливую ласку. Ноктис сжал пальцы, вызывая болезненное шипение, и наклонился ближе, впиваясь в чужие губы требовательным поцелуем. Промпто одобрительно застонал, руками обхватывая Нокто за плечи, привлекая его ближе к себе. Неровно состриженные ногти больно царапнули нежную кожу шеи, и Ноктис предупреждающе прикусил чужую губу. Промпто ахнул в поцелуй, но не отстранился.

Из груди Ноктиса вырвалось тихое рычание, когда кровь из неосторожно прокушенной им губы попала на язык. Легкий металлический привкус тончайшей пленкой застыл во рту, только усиливая зарождающееся возбуждение. Промпто подался вперед, вжимаясь в Ноктиса всем телом и громко застонал. Качели заскрипели от резкого движения, резанув отвратительным звуком по ушам. Ноктис поморщился, прервав поцелуй, и отстранился. Распаленный Промпто откинулся назад, тяжело дыша и наблюдая за ним сквозь полуприкрытые веки. Его взгляд, поза – все кричало о том, что он хочет.

В любой другой день Ноктис с удовольствием принял бы приглашение… но не сегодня. Он сделал шаг назад, с удовольствием наблюдая, как блаженное выражение лица Промпто сменяется обидой.

- Нам пора, - сказал Ноктис, ухмыляясь. – Игнис нас, должно быть, уже потерял.

Промпто поджал губы, но согласно кивнул. Он встал с качелей – протяжный скрип как будто вгрызался в барабанные перепонки – и с оскорбленным видом прошествовал мимо. Перехватив его за талию, Ноктис зарылся носом в пропахшие порохом волосы и удовлетворенно улыбнулся, чувствуя, как Промпто послушно расслабляется в его руках.

- Мой, - выдохнул он.

Промпто согласно склонил голову.

- Твой.

Горячее пламя ревности постепенно затухало, сменяясь спокойствием и уверенностью. Оставляя свою метку на доверчиво обнаженной шее, Ноктис чувствовал, как бесконечно подвижный мир замирает, обретая плотность, и все становится на свои места.

- Мой.

Название драббла ссылается на песню Simon Curtis - Super Psycho Love.

Download Simon Curtis Super Psycho Love for free from pleer.com


Перед прочтением Human Remains рекомендую ознакомиться с трейлером "FFXV Omen" для лучшего понимания происходящего.

Human Remains

– Великолепно, Нокто!

Ноктис прищурился, оглядываясь по сторонам. Но вокруг было пусто, демоны больше не пытались добраться до него, отвлеченные стаей тигроклыков, выбежавших из леса. Прайна призывно гавкнула и побежала к Регалии, то и дело оглядываясь назад. Ноктис последовал за ней.


– Ферма чокобо! Давай заедем?

Ноктис не смог сдержать улыбки и согласно склонил голову, сворачивая на боковую дорогу. Даже издалека можно было заметить разноцветные яркие пятна, огороженные символическим загоном. Прайна недовольно заворчала, укладываясь на заднем сиденье, и выходить из машины явно не собиралась.

– Переночуем здесь, – успокаивающе сказал Ноктис, потрепав ее за холку. – Утром поедем дальше.

Прайна согласно склонила голову и первая выскочила за дверь. Ноктис заблокировал машину и отправился вслед за ней, к местному распорядителю. Тот нашелся достаточно быстро – стоял у загонов, успокаивая разбушевавшихся чокобо.

– Простите? – привлек к себе внимание Ноктис. – У вас тут можно снять место для ночлега?

Мужчина обернулся и смерил его пытливым взглядом. Кивнув, он открыл было рот, но наткнулся глазами на Прайну и отчего-то вздрогнул.

– Это… ваш?

Ноктис рассеяно кивнул, занятый мыслями о кончающейся наличности. Ему нужно было найти себе быстрый заработок, прежде, чем он отправится дальше.

– Вы можете занять трейлер, – с небольшой заминкой сказал мужчина, все еще рассматривая Прайну. Та раздраженно зарычала, заставив его вновь вздрогнуть. – Одна ночь стоит тридцать гил. И… держите вашего пса подальше от моих чокобо.

Ноктис удивленно приподнял брови, но согласно кивнул, протягивая мужчине деньги.


– Какой красивый пейзаж!

Ноктис оглянулся и согласно хмыкнул. Картина, открывшаяся взгляду, действительно была прекрасна. Красное солнце медленно садилось за горизонт, и его закатные лучи, рассеиваясь, обтекали Диск, создавали впечатление иллюзорности. Вернув внимание к дороге, Ноктис почти был готов услышать тихий жужжащий звук включаемого фотоаппарата. Но он так и не прозвучал.


– Ты уверен, что это хорошая идея, Нокто?

– Да, – кивнул Ноктис, закрывая глаза. – Я уверен.

– В чем ты уверен? – стоящая рядом Сидни удивленно осмотрелась вокруг. – С кем ты разговариваешь?

Ноктис поджал губы. Прайна гавкнула, и в ее лае слышалась легкая насмешка – или ему так показалось.


– Это будет опасно.

Ноктис согласно кивнул, улыбаясь своим мыслям.

– Не опаснее, чем та заварушка, что мы устроили три года назад.

Громкий смех провожал его, когда он проходил сквозь ворота Нифльхеймского форпоста. Прайна пригнулась к земле, вынюхивая что-то, и удовлетворенно заворчала.


– Ты не виноват, Нокто.

– Кто, если не я? – потерянно прошептал Ноктис, сжимая в руках мертвое тело Лунафрейи.

– Ты бы не смог сопротивляться этому… не в одиночку.

– Но я же не один, – удивленно сказал Ноктис и поднял глаза.

Промпто грустно улыбнулся, присаживаясь на колени рядом с ним. Каким-то удивительно нежным жестом он погладил его по щеке, но прикосновения к своей коже Ноктис не почувствовал.

– Пора перестать лгать, Нокто.

– Но…

– Проснись.

Название драббла ссылается на песню Tom McRae – Human Remains.

Download Tom McRae Human Remains for free from pleer.com



Пустота

Холодный густой туман окутывал город, скрывая его очертания за вьющейся пеленой. Он проникал в легкие, затрудняя дыхание, и тяжело оседал внутри. Туман обманывал глаза, искажая окружающие образы, до неузнаваемости меняя их. Непрерывно клубящийся, он создавал иллюзию движения, и смутные силуэты плясали вокруг, наполняя сердце тревогой.

Ноктис знал, что он один в этом пустом мире, но знание, не подкрепленное ничем, кроме интуиции, не спасало от страха, дрожью прошивающего тело. Медленно шагая по улице, он смутно узнавал Инсомнию, но видеть ее такой – без спешащих по делам людей, надрывно ревущих моторами машин, мерцающего неонового света – было до одури странно. Туман и тьма изменили этот город. Поглотили его.

С трудом вдыхая вязкий воздух, Ноктис обхватил себя за плечи, зябко поежившись. Он не знал, не помнил, сколько уже скитается по призрачному городу в поисках выхода, время будто застыло в одной точке, остановив свой бег. Иногда Ноктис думал, что это и есть – смерть.

Холод, пробирающий до костей, и пустота. Они окружали его свинцовыми разводами тумана, стелющегося на его пути. Парадокс, отравляющий его разум – видеть, но не чувствовать. Только тяжесть в груди напоминало о том, что все это реально. По крайней мере, настолько, насколько может быть реально хоть что-то, принадлежащее этому призрачному миру.

Ноктис шел вперед, вяло переставляя коченеющие ноги, и туман постепенно просачивался в его разум, путая мысли и воспоминания. Память, то единственное, что осталось у него в этом мире, подергивалась пеленой и постепенно исчезала. Ноктис старался удержать ее, сражался за каждый осколок, но физически не мог уследить за всем – и стоило ему оступиться, туман отрывал все больше и больше, поглощая и стирая его личность. И от осознания этого факта, душу переполняло безотчетное чувство потери.

Ноктис давно перестал смотреть по сторонам в попытке отыскать знакомые места, слепо смотря вперед, он брел по бесконечной тропе в никуда. Иногда он сворачивал в переулки, поднимался и спускался по лестницам – но уже давно перестал думать о том, куда несут его ноги. В какой-то момент он смирился со своей судьбой.

Его разум играл с ним злые шутки. Он заставлял Ноктиса думать, что кто-то дышит за спиной; собственные шаги казались чужими, эхом отдаваясь в ушах. Когда-то он замирал, оборачивался, судорожно оглядывался по сторонам, ища хоть кого-то, и, разумеется, не находя. Сейчас ему уже было все равно.

Грань между явью и иллюзиями медленно, но непреклонно таяла, и Ноктис уже желал того момента, когда окончательно сойдет с ума и, потеряв себя, станет частью этого непроглядного тумана. Почему-то он был уверен, что именно это ожидает его в конце. Криво улыбаясь клубку своих ядовитых мыслей, он продолжал идти вперед лишь из смутного чувства противоречия. Впрочем, постепенно оно исчезало, и обессиленно выдыхая тяжелый воздух, Ноктис был готов признать свое поражение.

Разве имеет смысл спорить с неизбежным?

Его бесконечное путешествие подходило к концу. Ноктис чувствовал это всем своим естеством и, хотя он не знал, что будет после, уставший разум был готов принять любой исход. Последние шаги давались особенно тяжело. Эфемерный туман неожиданно обрел плотность, невыносимым грузом давя на плечи. Густая свинцовая пелена сомкнулась вокруг него, делая воздух вязким, словно желе. Но, вопреки ощущениям, туман редел, теряя свою насыщенность, и хотя каждый шаг все еще давался большим трудом, робко вспыхнувшая надежда не позволяла остановиться, едва ли не буквально подталкивая его вперед.

Смутно знакомое здание маячило впереди, постепенно проступая из тумана. Облицованные геральдическим орнаментом стены возвышались над ним, шпилем пронзая черное небо. Ноктис задохнулся от вспыхнувших в сознании образов и, сделав последний шаг, упал на колени. Руки уперлись в ступень, поддерживая ослабевшее тело. Ноктис наконец-то вспомнил.

Все это время… он шел домой.


Название драббла ссылается на песню Theodor Bastard – Пустота.

Cкачать Theodor Bastard Пустота бесплатно на pleer.com

@темы: Шиза косит наши ряды, Йольфа сделяль, Игры, Slash, FanFi­ction, FFXV